Интернет вещей (Internet of Things, IoT) — это новая стадия развития интернета, когда к нему подключено больше вещей, чем людей. Переход к ней случился в 2008-2009 годах, когда количество устройств в сети обогнало численность населения Земли.


IoT соединяет окружающие нас объекты в компьютерную сеть. Они обмениваются информацией между собой и работают без вмешательства человека и в режиме реального времени.

На практике IoT-системы обычно состоят из сети умных устройств и облачной платформы, к которой они подключены. К ним примыкают системы хранения, обработки и защиты собранных датчиками данных.

Одно из основных препятствий для развития интернета вещей — отсутствие специалистов в этой области.

Для решения этой задачи Воронежский институт высоких технологий при поддержке Фонда инфраструктурных и образовательных программ Роснано разработал дополнительную профессиональную образовательную программу повышения квалификации по теме "Интернет вещей".

Данный проект направлен на руководителей проектов в сфере компьютеризации организаций, разработчиков-программистов клиент-серверных приложений, специалистов в области быстрого прототипирования элементов оборудования для Интернета вещей. 

Объем программы по каждому направлению – 216 часов 
Требования к обучающимся – наличие высшего образования. 
Срок обучения 2,5 месяца. По окончанию обучения выдается удостоверение о повышении квалификации

Программа уже прошла апробацию и в сентябре 2019 года стартует первый коммерческий курс обучения специалистов воронежских предприятий.

На сегодняшний день аддитивные технологии являются наиболее динамично развивающейся отраслью в мире. Ежегодный прирост составляет 20-50%. Согласно данным самого авторитетного издания по аддитивным технологиям Wohlers Report наибольшее применение аддитивные технологии находят в медицине, приборостроении и авиационной промышленности.

Развитие аддитивных технологий – это не только усовершенствование технологических процессов, но и возможность применение новых материалов.

Сегодня аддитивные технологии позволяют изготавливать полимерные, металлические, керамические изделия с различными физико-химическими свойствами. Использование порошковых наноматериалов позволило повысить точность 3D печати, что очень важно в медицине.

Основной проблемой инновационных технологий является отсутствие готовых квалифицированных кадров.

Сотрудниками федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Воронежский государственный медицинский университет имени Н.Н. Бурденко» Министерства здравоохранения Российской Федерации совместно с  Воронежским институтом высоких технологий - автономной некоммерческой образовательной организацией высшего образования и ООО «3D комплекс» с привлечением российских и зарубежных ученых и ведущих специалистов реального сектора была разработана апробация соответствующей программы повышения квалификации в области аддитивных технологий.

Апробация программы была проведена на базе ООО «Клиника Сударевой», так как программа тесно связана с производственной деятельностью компании. Собственный учебный центр клиники позволил процессу обучения проходить практически без отрыва от работы, что позволяло сразу после занятия применить и апробировать полученные знания на практике.

Разработанная образовательная программа уникальна по содержанию и актуальна для перспективного развития отечественного рынка стоматологических услуг. Ее реализация позволит сократить время лечения, повысить точность устанавливаемых стоматологических конструкций, проводить более сложные хирургические операции. А применение инновационных материалов позволит увеличить срок жизни стоматологических конструкций и предотвратить аллергические реакции у пациента.

Пройдя обучение по программе, специалисты отметили положительные результаты внедрения 3D стоматологии:

          Серьезно сократилось время работы зубных техников за счет 3D моделирования и 3D печати.

          Увеличилась точность посадки и краевого прилегания зубных коронок, зубных колпачков, мостовидных и бюгельных зубных протезов.

          Появилась возможность изготовления по одной модели нескольких комплектов конструкций для временного и постоянного протезирования.

          Значительно уменьшилась себестоимость работ.

          Существенно снизились риски влияния человеческого фактора при изготовлении зубных коронок, зубных колпачков, мостовидных и бюгельных зубных протезов.

          Появилась возможность хранения истории лечения пациентов в базе данных с оперативным доступом к 3D моделям пациентов на всех стадиях лечения.

МОСКВА, 9 окт — РИА Новости. Для выпускников колледжей и техникумов государственную итоговую аттестацию планируется проводить в форме демонстрационного экзамена на основе федеральных государственных образовательных стандартов; соответствующее положение содержится в проекте изменений порядка проведения государственной аттестации, опубликованном на федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

"В соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом среднего профессионального образования для выпускников, осваивающих программы подготовки квалифицированных рабочих, служащих, выпускная квалификационная работа проводится в виде демонстрационного экзамена", — отмечается в проекте приказа министерства образования и науки РФ.

Кроме того, для выпускников, осваивающих образовательные программы подготовки специалистов среднего звена, "демонстрационный экзамен включается в выпускную квалификационную работу".
 
Демонстрационный экзамен предусматривает моделирование реальных производственных условий для решения выпускниками практических задач профессиональной деятельности.

"Задания демонстрационного экзамена разрабатываются на основе профессиональных стандартов (при наличии) и с учетом оценочных материалов по наиболее перспективным и востребованным профессиям и специальностям в системе среднего профессионального образования, разработанных союзом "Агентство развития профессиональных сообществ и рабочих кадров "Ворлдскиллс Россия"", — отмечается в проекте документа.

Также предполагается установить "зачёт результатов участия" в чемпионатах профессионального мастерства, проводимых союзом "Агентство развития профессиональных сообществ и рабочих кадров "Ворлдскиллс Россия", в качестве оценки "отлично" по демонстрационному экзамену для победителей и призёров данных чемпионатов.

WorldSkills — международное движение, миссия которого — повышение стандартов подготовки кадров и популяризация рабочих профессий. Под эгидой WorldSkills проводятся региональные, национальные и мировые чемпионаты, континентальные первенства. Россия присоединилась к WorldSkills в 2012 году. Помимо организации чемпионатов, российский официальный оператор движения Союз "Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)" занимается внедрением мировых стандартов в национальную систему средне-специального и высшего образования и повышением квалификации преподавателей колледжей.

Как сообщили в пресс-службе "Ворлдскиллс Россия", с января 2017 года демонстрационный экзамен по стандартам WorldSkills Russia проходит в пилотном режиме в 26 регионах, его уже сдали более 14 тысяч студентов и выпускников профессиональных образовательных организаций по 74 компетенциям. Все участники демэкзамена получили специальные skills-паспорта, которые помогают при трудоустройстве в ведущие российские компании.

РИА Новости https://ria.ru/worldskills/20171009/1506460468.html

 

По данным Минобрнауки России, ежегодно российскими университетами выпускается около 250 тысяч инженеров, из которых лишь около 50 тысяч начинают работать на высокотехнологичных предприятиях, а остальные не являются востребованными. При этом предприятия высокотехнологичной промышленности говорят о дефиците квалифицированных кадров, но предлагают работникам достаточно низкую зарплату. Что с российским инженерным образованием не так и что нужно исправить в системе, чтобы исправить ситуацию? На вопросы отвечает проректор Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (СПбПУ) Алексей Боровков.

— В чем причина такого дисбаланса?

— Во-первых, речь идет об отрыве университетских преподавателей от реальных промышленных задач. Зачастую основную массу инженеров готовят преподаватели, которые не работали по заказам промышленных предприятий и не выполняли заказные НИОКР в последние 10-15-20 лет, а потому они могут передавать лишь знания о традиционных подходах и технологиях. Вторая проблема – стремительное развитие в мире наукоемких мультидисциплинарных технологий – они появляются, изменяются и развиваются гораздо быстрее, чем длится традиционный цикл подготовки инженера (4 года бакалавриата плюс 2 года магистратуры).

Третья проблема – глобальная конкуренция. В цифровой экономике необходимо всегда бежать впереди или, как минимум, держать отрыв, конкурируя с Индией и Китаем, необходимо регулярно повышать наукоемкость разработок, точнее, каждый день заниматься более наукоемкими, интеллектуальноемкими, мультидисциплинарными разработками.

— Кого сегодня выпускают российские вузы?

— Российское инженерное образование имеет фактически трехуровневую структуру, то есть представляет собой «пирамиду». Если идти снизу вверх, то это: инженеры по эксплуатации высокотехнологичного оборудования (около 25%), «традиционные» инженеры – конструкторы, расчетчики, технологи, программисты, экономисты (около 70%) и инженеры, обладающие компетенциями мирового уровня для проектирования и создания в кратчайшие сроки глобально конкурентоспособной продукции нового поколения, инженеры нового поколения – суперинженеры, «инженерный спецназ» (около 5%).

— Расскажите подробнее о том, что представляет собой «инженерный спецназ»?

— Это фактически системные инженеры нового поколения, владеющие передовыми наукоемкими мультидисциплинарными и кросс-отраслевыми/кросс-рыночными технологиями, обладающие множеством softskills и т.д. Главное, «инженерный спецназ» способен работать в принципиально новой парадигме проектирования и создания глобально конкурентоспособной высокотехнологичной продукции нового поколения в рамках IV промышленной революции. Этим специалисты обладают мировым уровнем компетенций, который, в свою очередь, значительно выше того, что есть в российской высокотехнологичной промышленности. Именно такой «инженерный спецназ» мы в рамках модели «Университет 4.0» готовим в Институте передовых производственных технологий СПбПУ.

— Какие специалисты сейчас находятся в наиболее уязвимой позиции?

— «Традиционные» инженеры начинают испытывать конкуренцию со стороны инженеров по эксплуатации – высококвалифицированных специалистов сквозных рабочих и инженерных профессий, подготовленных на основе международных стандартов WorldSkills. Именно для второй категории, о которой я говорил выше, в наибольшей степени характерен избыточный выпуск, и именно «традиционные» инженеры уже испытывают конкуренцию со стороны инженеров из Индии.

Несколько лет назад из уст руководителей инженерного образования в Индии доводилось слышать утверждение: «Мы в Индии ежегодно выпускаем 1 миллион инженеров, зачем Вы их в России про-должаете готовить?». Если спокойно подумать и сделать правильный вывод, то в глобальной цифровой экономике, в первую очередь, будут востребованы инженеры с высоким уровнем компетенций, подчеркнем, более высоким, чем в Индии и Китае.

Наш опыт работы на глобальных рынках, опыт работы группы компаний «Центр компьютерного инжиниринга» (CompMechLab) и Инжинирингового центра СПбПУ говорит, что для работы, например, на высокотехнологичных рынках Китая необходимо иметь значительно более высокий уровень компетенций, чем в китайской высокотехнологичной промышленности.

— Чем для мировой промышленности привлекательны специалисты из Индии?

— Для выполнения наукоемких НИОКР чрезвычайно привлекательно на аутсорсинге привлекать на высококвалифицированную, но низкомаржинальную работу инженеров из Индии, например, из Бангалора, которые, вообще говоря, «давно отъели кусок инженерной деятельности и продолжают его отъедать снизу, постепенно поднимаясь вверх», вытесняя российских инженеров, которые, хотят получать зарплату значительно выше той, что получают за своевременно и качественно выполненную работу индийские инженеры.

Это означает, что с каждым годом необходимо поднимать уровень своих разработок, уходить в об-ласть «нерешаемых задач» и не заниматься теми задачами, которые «решат без нашего участия, даже не вспомнив про нас», подчеркну, в первую очередь, эти задачи решат инженеры из Индии и Китая.

В этом смысле можно вспомнить слова Игоря Агамирзяна, который в интервью 2016 года, сравнивая разные страны по функциональному направлению с подразделениями и структурой большой производственной корпорации, назвал Китай производственным цехом, а Россию – конструкторским бюро.

— Значит, нужно менять систему подготовки российских инженеров. Но если этого не случится… ?

— Если ситуация в инженерном образовании кардинально не изменится, страна не сможет выпускать конкурентоспособную продукцию, причем даже в ситуации, когда задачи государственного значения будут ставиться целым отраслям и не будет недостатка в финансировании. Не будет кадров, которые смогут решать эти задачи, я бы сказал, не просто инженерные задачи, а промышленные проблемы-вызовы.

Мы с этим уже столкнулись в 2014 году, когда только начинался проект создания отечественного ав-томобиля премиум-класса. На совещании представители всей автомобильной отрасли страны, по-смотрев техзадание, составленное заказчиком (им выступал Минпромторг России), сказали: «Этого никто не сможет сделать в эти сроки!». Подчеркну – это было сказано даже в условиях, когда были выделены значительные финансовые средства на проект, но были поставлены чрезвычайно жесткие сроки, я бы сказал те сроки, которые ставятся лидерами мирового автопрома при разработке своей продукции и выводе ее на глобальный рынок.

— Главный вопрос – какой должна быть программа обучения самых востребованных специалистов, «инженерного спецназа»?

— Чтобы быть способным за короткий срок освоить передовые технологии и быть конкурентоспособным на рынке труда, инженер должен обладать в первую очередь фундаментальными знаниями в математике и физике. Именно так построена подготовка в Институте передовых производственных технологий СПбПУ, где студентам на первых курсах преподается значительный объем фундаментальных дисциплин, без которых освоение технологий невозможно.

Следующий важнейший принцип обучения в нашем вузе – каждый семестр, на каждом курсе студенты должны изучать по одной технологии мирового уровня, которыми владеют компании – лидеры промышленности. А эти технологии являются де-факто инженерным языком международного общения.

И, наконец, на старших курсах у нас реализуется принцип «подготовка инженера в процессе выполнения реальных НИОКР по заказам промышленности». В СПбПУ сотрудники CompMechLab вовлечены в учебный процесс, они выступают соруководителями бакалаврских работ и магистерских диссертаций. В процессе обучения преподаватели-практики-инженеры и студенты совместно решают актуальные научно-технические задачи по заказам промышленности, а не рассматривают кейсы из учебников. Здесь чрезвычайно важна роль тьюторства, создания динамичной среды, где все постоянно находятся в контакте, группы, выполняющие разные проекты, в живую общаются друг с другом, снимают возникающие вопросы.

Подчеркну, что в модели ИППТ СПбПУ сознательно не делается ставка на раннее проектное обучение, когда студенты уже на первых курсах активно вовлекаются в реализацию проектов, но еще до того, как они получили необходимый объем фундаментальных знаний. Отмечу также, что для освоения передовых технологий было бы целесообразно реализовать формулу обучения 2 + 2 + 2, в которой сильные студенты могли бы иметь возможность, поучившись на одной кафедре и поняв, что она им не подходит, свободно переходить на другие кафедры, предлагающие более высокий уровень образования. То есть можно было бы при необходимости гибко корректировать выбранные траектории обучения, отбирая лучших, тех, кто еще в школе при ответе на вопрос о наиболее интересных предметах для себя, назвал в первую очередь математику и физику, а не информатику, химию или другие естественно-научные дисциплины.

Школы в России в подходах к обучению детей остались на уровне XIX века. Об этом заявил глава Сбербанка Герман Греф во время выступления на семинаре для директоров школ Подмосковья, передает RNS.
«Проблема нашей школы, в моем понимании, что она осталась школой XIX века», — сказал Греф. Он отметил, что современную школу «родил Вильгельм фон Гумбольдт в униженной Германии, завоеванной Наполеоном». По его словам, тогда стране «нужно было родить солдат». «Гениальный Гумбольдт для своего времени подал идею всеобщего образования и создания из молодежи такой армии учеников», — сказал Греф.

Глава Сбербанка отметил, что основа обучения на сегодняшний день остается такой же. Он считает это «гигантской проблемой», отмечает агентство. Греф сослался на министра образования Японии, который в 1850 году «честно писал», что «нынешняя система насильного образования не несет счастья школьнику, она создана для государства».
 
Он также подчеркнул, что главная трансформация, которую должна пройти российская школа, — переход от преподавания знаний к преподаванию навыков. Глава Сбербанка добавил, что самым важным членом правительства является министр образования. «Если у нас плохой министр образования, если у нас плохая система образования, у страны нет будущего. Это самое страшное», — подчеркнул Греф.

Пятидневный мальчик был срочно доставлен в Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет с угрожающим жизни врожденным пороком сердца – синдромом Тауссиг-Бинга. Это редкое и опасное состояние требует хирургического вмешательства. Подготовка к подобным операциям осуществляется на основе собранных для каждого конкретного случая данных, однако сложная структура дефекта не позволила получить достаточно ясную картинку с помощью компьютерной томографии.

В итоге врачи обратились за помощью к технологиям 3D-печати, предоставленным швейцарским стартапом 3D Medical Printing AG, с помощью которых была создана 3D-печатная модель сердца маленького пациента. 3D-печатный макет не только послужил пособием для подготовки к двум операциям, но и позволил медицинской команде наглядно объяснить суть проблемы переживающим родителям.
Синдром Тауссиг-Бинга характеризуется неправильным развитием сердца: у пациента наблюдалось смещение аорты от левого желудочка к правому, вместе с легочным стволом, а также признаки обструкции дуги аорты.
«Для лечения пациентов с транспозицией магистральных сосудов и дефектами межжелудочной перегородки применяются различные хирургические процедуры, но уровень смертности остается высоким», – поясняет лечащий хирург Сергей Марченко.

В обычных случаях врачи прибегают к изучению гемодинамики с помощью ультразвуковой и компьютерной томографии, но у этих диагностических методов есть свои ограничения.
«Перед операцией стали очевидны расхождения между клинической картиной и результатами эхокардиографии», – поясняет Сергей Марченко. «Несмотря на хорошую визуализацию, было сложно разобраться в смешивании насыщенной кислородом и обедненной крови».
Из-за найденных несоответствий врачи решили проявить осторожность и получить более точную картинку происходящего. Именно в таких ситуациях 3D-печатные медицинские макеты раз за разом доказывают свою незаменимость. Осязаемая трехмерная модель, в точности отображающая расположение сосудов, мышц и других анатомических деталей, предоставляет врачам наиболее полную картину заболевания и позволяет в мелочах прорабатывать хирургические процедуры еще до того, как пациент прибудет в операционную комнату.

«Главное преимущество 3D-печати заключается в возможности входить в операционный зал с полным пониманием всех этапов предстоящей операции», – рассказывает Марченко. «В таких случаях 3D-модель остается единственным вариантом прояснения ситуации с направлением потоков крови внутри сердца и улучшения визуализации в ходе планирования наиболее приемлемой хирургической процедуры».
3D-печатную модель сердца изготовил швейцарский стартап 3D Medical Printing AG под руководством генерального директора Франка Эрсама. С помощью этого специализированного макета и результатов ультразвуковой и компьютерной томографии хирургам удалось реконструировать дугу аорты, исправить коарктацию и оттянуть вторую операцию – уже на самом сердце. Вторая операция, предпринятая полгода спустя, также планировалась с использованием 3D-печатной модели и завершилась аналогичным успехом. Помимо помощи в планировании и осуществлении сложных хирургических операций, 3D-печатная модель сыграла и другую немаловажную роль, позволив родителям ребенка разобраться в ситуации и набраться мужества, пока хирурги работали над спасением малыша.
«3D-печатный макет позволил лечащим врачам разъяснить нам состояние нашего ребенка и объяснить план лечения», – прокомментировал отец пациента. «После того как меня ознакомили с моделью и рассказали, что необходимо сделать и почему, я набрался уверенности наравне с хирургами. 3D-модель позволила мне понять замысел врачей и поддержать их решения. Несмотря на необходимость в двух операциях, наш ребенок оправился. Теперь, благодаря этой команде врачей, наш сын на пути к полному выздоровлению!»

Этот выдающийся случай стал еще одним примером того, как 3D-печатные медицинские решения уже помогают спасать жизни. И это всего лишь начало. Как считает специалист в области кардиохирургии Центра сердечно-сосудистой медицины Цюриха Пауль Фогт, у медицинской 3D-печати большое будущее: «После таких успешных примеров трудно представить себе сложную операцию без помощи 3D-печатных моделей. Подобные пособия определенно станут частью будущего стандарта медицины».
Что касается команды 3D Medical Printing AG, то она намеревается продолжить сотрудничество с Санкт-Петербургским государственным педиатрическим медицинским университетом и разработку новых 3D-решений в области перинатальной кардиохирургии – одном из сложнейших направлений в современной медицине

Власти Воронежской области задумали реализовать на территории региона проект «Индустриальная школа» («Создание сети инновационных учреждений системы дополнительного образования в Воронежской области»). Его стоимость оценивается в 418 млн рублей. Об этом на заседании проектного комитета при облправительстве рассказал руководитель регионального департамента образования Олег Мосолов. По словам чиновника, средства на выполнение проекта будут выделены из федерального, областного и муниципального бюджетов, а также из внебюджетных источников. Ожидается, что «Индустриальная школа» поможет обеспечить равный доступ детей региона к высокотехнологичным программам естественно-научной и технической направленности. К 2010 году планируется задействовать в системе дополнительного образования 75% детей от 5 до 18 лет. В рамках проекта по 3-уровневой модели будет построена сеть учреждений дополнительного образования. На базовом уровне создадут центры на базе школ и  учреждений дополнительного образования. Муниципальный уровень предусматривает запуск опорных ресурсных центров, а на уровне области планируется создание и функционирование  регионального модельного центра, в том числе на базе детского технопарка «Кванториум». Создание «Кванториума» в 2017 году станет одним из этапов программы. В 2018 году будут открыты 3 муниципальных опорных центра, а еще через год их количество вырастет до 4. Также на базе школ и учреждений дополнительного образования запланировано создание «высокотехнологичных рабочих мест». Проектный комитет, который возглавляет губернатор Алексей Гордеев, одобрил «Индустриальную школу».

Ростех начинает внедрение аддитивных технологий при производстве перспективных российских газотурбинных двигателей, которые будут сертифицированы в 2025 – 2030 годах. Для этого Госкорпорация создает единый Центр аддитивных технологий.

Аддитивные технологии, или технологии послойного синтеза, – одно из наиболее динамично развивающихся направлений «цифрового» производства. Их применение позволяет  изготавливать сложные и уникальные детали с минимальным использованием дорогостоящей оснастки и механообработки, а значит, снижает стоимость изготовления продукции.

Единый центр аддитивных технологий (ЦАТ) будет создан на базе рыбинского НПО «Сатурн» (входит в ОДК) – в настоящий момент здесь уже представлены все перспективные и наиболее востребованные промышленностью направления аддитивных технологий.  За создание центра выступили крупнейшие представители российской авиационной отрасли: ОАК, Роскосмос, ОДК, «Вертолеты России», КРЭТ, «Технодинамика», а также представители Российско-Сингапурского делового совета. В настоящее время идет формирование рабочей группы для реализации проекта создания ЦАТ Ростеха.

Внедрение аддитивных технологий позволит в три раза снизить время и вдвое сократить стоимость изготовления серийных деталей

ЮРИЙ ШМОТИН, замгендиректора – генконструктор ОДК 

«Внедрение аддитивных технологий позволит в три раза снизить время и в два раза сократить стоимость изготовления серийных деталей. Новые газотурбинные двигатели ОДК, которые мы планируем сертифицировать в 2025-2030 годах, безусловно, будут выполнены с применением аддитивных технологий. Детали, изготовленные этим методом, будут составлять до 20% общей массы двигателя. Для сокращения сроков внедрения АТ в производство мы намерены объединить усилия с другими российскими компаниями», – отметил заместитель гендиректора – генеральный конструктор ОДК Юрий Шмотин.

Сегодня центр аддитивных технологий специализируется на изготовлении деталей, моделей и узлов газотурбинных двигателей авиационного и наземного применения. Здесь также представлены сопутствующие технологии: термообработка, лазерная сварка и перфорация, мощнейшая металлургическая лаборатория, компьютерная томография, электронная микроскопия, лаборатория бесконтактной оптической оцифровки и реверс инжиниринга.

Центр решает многие ключевые научно-технические и технологические задачи, такие как сокращение цикла и стоимости изготовления деталей двигателей, а также использование в конструкции материалов, формообразование которых традиционными технологиями либо невозможно, либо чрезвычайно затратно.

На «Сатурне» разработан и апробирован процесс изготовления деталей селективным сплавлением, начиная от разработки 3D модели, заканчивая функциональной деталью. Внедряются инновационные принципы проектирования, например, так называемый бионический дизайн. Центр активно участвует в работах по получению отечественных металлопорошковых композиций – в первую очередь, проводимых ВИАМ. В 2015 – 2016 годах более 300 различных опытных деталей, изготовленных селективным сплавлением из кобальтового, титанового сплавов, нержавеющей стали, успешно прошли стендовые испытания в составе двигателей.

Не так давно 3D Hubs выпустила свой последний отчет о тенденциях индустрии 3D-печати. Заглянув в него, вряд ли можно удивиться, что Ultimaker по-прежнему лидирует на рынке. Но на графиках появились и дебютанты, совершенно новые для мира аддитивных технологий лица.